klarissa45 (klarissa45) wrote,
klarissa45
klarissa45

Пальмникен

Сегодня Международный день памяти жертв Холокоста.

И я вспоминаю сегодня нашу поездку в августе 2011 года в поселок Янтарный, бывший Пальмникен.

Потрясенная увиденным и услышанным я написала тогда:

Первое впечатление о пляжах  и  парках Янтарного такое восторженное, что хочется немедленно поселиться в посёлке.
В действительности фактически весь город стоит на костях более чем 3 тысяч евреев, расстрелянных в ночь на 1 февраля 1945 года.
Советские военные, вошедшие в Пальмникен 15 апреля 1945 года, сначала провели расследование, считая, что были расстреляны советские граждане из концлагерей.
Они заставили немецких женщин раскопать могилы расстрелянных, допросили немногих оставшихся в живых. Узнав, что были расстреляны евреи, информацию засекретили. Только в 1999 году стало известно, что место для “акции” - штольни шахты “Анна” - подсказал гауляйтеру Восточной Пруссии Эриху Коху директор кёнигсбергских янтарных заводов Герхард Раш. Непосредственными исполнителями были назначены штурмбанфюрер Курт Горпиг  и  начальник отдела по делам евреев гауптштурмфюрер Вильгельм Зонненшайн.
15 января 1945 года начался “марш смерти”.



При 20-градусном морозе тысячи измождённых узников под конвоем эсэсовцев ( и  служивших у нацистов украинцев, эстонцев, литовцев, бельгийцев, французов) двинулись навстречу гибели. Их убивали уже по дороге: стреляли в каждого, кто шёл слишком медленно, кто совсем ослаб, хромал...
В ночь с 26 на 27 января 1945 года (за ТРИ ДНЯ до полного окружения Кёнигсберга советскими войсками!) колонна добралась до Пальмникена. В дороге погибло более 2.000 человек.
Узников загнали в огромный слесарный цех. Голодные, с отмороженными руками  и  ногами, люди ждали конца.  И  вот ведь - в ФАШИСТСКОЙ Германии, где свирепствовало гестапо, нашлись НЕМЦЫ, которые собрали для узников хлеб  и  картошку, принесли, сумели тайком передать...
Директор пальмникенских янтарных предприятий Ландман  и  управляющий имениями Файерабенд, майор, награждённый орденом во время Первой мировой войны, публично воспротивились уничтожению узников в штольнях янтарного комбината. Да, их протест ничего не изменил в судьбе приговорённых к смерти, но он БЫЛ.  И  он достоин Уважения.
...Вечером 31 января 1945 года узников выгнали из слесарного цеха, построили в колонну  и  объявили, что их доставят на суда для дальнейшей транспортировки в Германию. Но на берегу моря по колонне был открыт автоматный  и  пулемётный огонь. Спастись удалось только нескольким: они бежали под покровом ночи. Расстрелянных захоронили в больших могильниках в окрестностях Пальмникена.

Надо отдать должное еврейской нации, они смогли сделать то, что что не удалось бы сделать русским: они собрали деньги (отдельная благодарность калининградскому предпринимателю Владимиру Кацману)  и  заказали памятник 80-летнему скульптору с мировым именем Франку Майслеру, потерявшему в Освенциме родителей.

Владимир Кацман вспоминает: "Памятник этот мы делали три года. Мы выбрали Франка Майслера. Он в этой теме всю свою жизнь. Он из еврейских детей, которых в 1938 году вывезли в Англию  и  которые больше не увидели своих родителей.  И  даже есть на вокзале Ватерлоо его скульптура, там несколько бронзовых фигурок ребяток разного возраста – со скрипочками, со всеми бирочками, как их привезли.  И  он сделал этот памятник – он душераздирающий, конечно, это просто надо видеть."





Мраморный 10-метровый памятник в Янтарном представляет собой композицию из рук, тянущихся вверх  и  как бы просящих о помощи.



На руках выбиты лагерные номера.

Франк Майслер:" Идея памятника возникла сама собой, когда я думал об этих людях, которых загнали на лед, убивали, они тонули. Тонущий человек тянется руками за помощью, которая в тот момент к этим людям не пришла. Тянущиеся руки – мне казалось, что это такая абсолютно корректная идея  и  всем понятный символ той трагедии, которая здесь произошла. Я сам родился недалеко отсюда, в Гданьске (тогдашнем Данциге). Многие мои земляки были убиты в лагере Штутгоф, откуда  и  начался этот марш смерти. Обычно, когда работаю над проектом, я стараюсь соблюдать своего рода эмоциональную дистанцию по отношению к теме, над которой я работаю. В этом случае сохранить дистанцию было очень сложно. Я сопереживал этим людям, потому что это были близкие, родные мне люди. Я маленький человек  и  никогда бы не подумал, что мне будет оказана такая честь – сделать этот проект. Люди, которые были здесь убиты, заслужили этот памятник. Я надеюсь, что я все сделал правильно."
Tags: Восточная Пруссия, Вторая мировая, Калининградская область, Холокост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments