самоссылающиеся записи (klarissa45) wrote,
самоссылающиеся записи
klarissa45

Category:

Связующая нить: миротворец Донелайтис

Чтобы рассказать, что в Калининградской области не всё так плохо
с восточнопрусским наследием, я решила написать несколько эссе.

Тему первого подсказали  два прошлогодних путешествия по Литве
и поездка в Роминтенскую пущу в Калининградской области.

Есть люди, которые могут влиять на мысли и чувства не только своих современников, но и  потомков.
Поэтому я точно знаю, что несмотря на санкции и сложные отношения с Литвой, которая собралась строить Китайскую стену ограждение на границе с Калининградской областью, наши страны найдут общий язык.

Нас объединяет лютеранский пастор Кристионас Донелайтис.
Объединяет через 240  лет после  смерти.

Объединяет тех, кто читал его "Времена" и тех,
кто серьезно считает, что он наш современник и живет в настоящее время в городе Гусеве Калининградской области.

Удивительно, но в прошлом году образ Донелайтиса нас преследовал и в Вильнюсе, и в Каунасе, и в Клайпеде, и в Гусеве.

   

 И чтобы обстоятельно рассказать о литовском Пушкине Соне, я год назад прочитала в Википедии про Донелайтиса и его литературные произведения, которые ЮНЕСКО в 1977 году внесло в список европейских литературных шедевров.
Но образ восточнопрусского пастора никак не складывался.
Киношная девочка 70-х годов, я при слове "пастор" представляла  героя фильма "17 мгновений весны",

Но, оказывается, Донелайтис был совсем не похож на актера Ростислава Плятта.


И хотя прижизненных изображений Донелайтиса не осталось, дотошные литовцы смогли восстановить облик поэта по его черепу,используя метод антрополога Герасимова.

Однако, мысль найти могилу пастора, восстановить кирху, воздвигнутую под руководством и по проекту самого Донелайтиса, и создать музей поэта пришла работникам областного исполкома КПСС Калининградской области в 1964 году.


Совет Министров СССР и ЦК партии решили тогда широко отметить 250-летие Донелайтиса.

Работами руководил известный литовский архитектор и археолог Наполеонас Киткаускас.

Согласно письменным источникам, Донелайтиса как приходского пастора евангелистов-лютеран похоронили в  приходской кирхе. Всего могил под полом кирхи было двадцать три… Но какая из них Донелайтиса? В результате длительных размышлений и дискуссий ученые пришли к выводу о том, что, вероятнее всего, пастор прихода должен быть погребен недалеко от алтаря, другие признаки также указывали на то, что в одной из двух могил, находящихся в означенном месте, покоятся останки Донелайтиса. Их обозначили осторожно, подчеркнув необходимость исследований, – захоронения №1 и №2. Но уже стало ясно: в одной могиле похоронен поэт, в другой –  управляющий местным поместьем Теофил Руйгис.

Оказывается Руйгис был идейным противником пастора Донелайтиса. Управляющий жестоко ущемлял интересы общины и посягал на ее земли, которые до конца своей жизни Донелайтис пытался у него отвоевать. Противостояние это было поистине эпическим, и не закончилось оно даже после их смерти. Теперь перед учеными стоял вопрос – кто из этих двоих – великий литовский поэт, а кто – его заклятый враг?

У Донелайтиса в браке не было детей, но он был из многодетной крестьянской семьи, а в Восточной Пруссии делопроизводство ( и гражданское, и церковное) всегда было на высоте. В Германии удалось разыскать родственников и сделать сравнительный анализ ДНК. Но на это потребовались годы. Поэтому решено было восстанавливать облик и пастора, и его недруга.
Для того чтобы «воскресить» Донелайтиса, пришлось «воскресить» и Руйгиса.
Ученик знаменитого М. М. Герасимова В. Урбанавичюс сделал по черепу и его, Руйгиса, портрет.

Урбанавичюс много думал о внутреннем мире поэта. Создавая портрет, он ездил, например, к извест­ному лютеранскому пастору — расспрашивал об одежде церковных лиц два века назад, о прическе, быте, погре­бальном обряде. Но еще больше ему дало другое — Урбанавичюс читал и перечитывал письма, записки, басни, поэму Донелайтиса. Он понял святую для поэта мысль: ниточка памяти никогда не должна обрываться; она свя­зывает разные поколения людей, разбросанные во времени.

В 1979 г. в поселке Чистые Пруды Нестеровского района Калининградской области было восстановлено старинное здание бывшей лютеранской церкви, построенной в 1756 году.
В июне 1979 года были перезахоронены останки поэта в крипте отреставрированной кирхи.


А в октябре 1979 г. под сводами кирхи был открыт Мемориальный музей Кристионаса Донелайтиса.





Донелайтису никогда не было присуще сознание собственной величавости, хотя он закончил Кенигсбергский университет, владел несколькими языками, играл на нескольких музыкальных инструментах (которые в целях экономии сам и создавал), любил конструировать оптические приборы и увлекался астрономией.


Очень тяжелыми для него были первые годы пасторства. Литовцев в приходе было всего 30%, школы и больницы были очень далеко, Кёнигсберг еще дальше,  от тяжелой  жизни многие мужчины напивались до скотского состояния и гоняли жен и детей.
Но природа, которую очень любил Донелайтис, была великолепна.



А рядом была любимая жена. Надо было строить кирху, учить и лечить, воспитывать и помогать.



Пастор был абсолютно непритязателен, а свои стихи читал, как проповеди, с церковного амвона.
Причем, в стихах,которые дошли до нас, можно встретить крепкие "мужицкие" словечки (наследие тяжелого крестьянского детства).
Эти словечки не доносит до российского читателя перевод Бродского, но они есть в переводе Исаева.

В рамках празднования 300-летия со дня рождения классика литовской литературы Кристионаса Донелайтиса Калининградский областной историко-художественный музей при поддержке регионального Министерства культуры издал уникальную народную книгу.
В ходе проекта люди разных профессий, возраста, социального статуса, национальности и вероисповедания вносили свои пожертвования на новое издание легендарной поэмы в переводе жителя Клайпеды Сергея Исаева с оригинальными рисунками московской художницы Ирины Герасимовой.
Среди участников  акции  «Народная книга» – школьники и политики, бизнесмены и пенсионеры, врачи и журналисты, инженеры, библиотекари, краеведы, писатели...



Замечу, что своё поэтическое наследие К. Донелайтис даже не удосужился опубликовать.
Он лишь позволил своим друзьям – пасторам Й. Иорданасу и Й. Холфелту – переписать поэму и басни.
Его произведения увидели свет благодаря профессору Кёнигсбергского университета Людвикасу Резе, через много лет после смерти поэта – в 1818 г. Л. Реза познакомил с творчеством безвестного литовского автора крупнейших авторитетов немецкой культуры того времени – В. фон Гумбольдта и И. В. Гёте, а также польского поэта А. Мицкевича.

Супруга пастора пережила его на 15 лет, эти годы она смогла прожить рядом с могилой мужа.
На двадцатилетие совместной жизни пастор ничего не подарил жене, жили они весьма скромно, но именно в этот год было закончено строительство "вдовьего дома". Дело в том, что жильё у пасторов было служебным. Очень часто после смерти мужа-пастора жена  и дети его оказывалась на улице.
Донелайтис позаботился об этих женщинах, а в конечном счете  и о своей Анне Регине:
через 16 лет жена пастора переехала во "вдовий дом".

Закончить хочу стихами Донелайтиса, которые можно считать его духовным завещением.
Написаны они были почему-то не по-литовски, а по-немецки.
Перевод Сергея Исаева.

Жизнь моя да будет честной,
Пусть добро меня ведёт:
Сеять благо повсеместно —
Сердце лишь к тому зовёт.
Мудрость и долготерпенье:
Бога и людей любить,
Зла вовеки не чинить —
В том да будет долг с рожденья.

Tags: Восточная Пруссия, Калининградская область, Литва, поэзия, путешествия, связующая нить
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments